Мценский истребительный батальон

«Ночи темны, тучи грозны…», так поется в одной солдатской песне, и слова вполне применимы к минувшим дням 75-летней давности. В фондах краеведческого музея хранится папка, где есть воспоминания Ивана Григорьевича Суверина и другие бойцы Мценского истребительного батальона. Тогда в 1941-м в январе Иван Суверин избран первым секретарем Мценского райкома партии, а в ноябре 42-го возглавил истребительный батальон. Люди, входившие в его состав, боролись с диверсантами, доставляли ценные разведывательные данные частям Советской Армии.

Иван Григорьевич Суверин секретарь Мценского Горкома партии, командир истребительного батальона

Перелистывая желтые от времени страницы, читаю: «В воскресенье 22 июля 1941 года Родина слушала о коварном и неожиданном, вероломном нападении Германии на Советский Союз. На притихших площадях города и сел десятки сотен советских людей затаив дыхание, стояли перед репродукторами. Вставшие в это утро для мирного отдыха граждане Мценска и Мценского района узнали о начале войны. Мы никогда не забудем, как в несколько минут изменилась в тот день жизнь людей нашего района, как сосредоточены и суровы стали вокруг лица людей, как совершенно по-иному пошла, завертелась жизнь».

Фашисты рвались на Москву. 2-я танковая армия Гудериана в составе десяти пехотных, пяти танковых, четырех моторизованных дивизий и одного пехотного полка готовилась нанести удар на левом фланге Брянского фронта с целью прорвать, обойти его основные силы, расположенные по левому берегу Десны и соединиться с войсками 2-й армии в районе севернее Брянска.

Обстановка того времени: «Растерянность и страх. На территории Высокинского, Власовского, Отрадинского и Спасско-Лутовиновского сельсоветов райком организовал специальные группы, в которые вошло 120 коммунистов, комсомольцев, беспартийных колхозников и городских жителей. Их обучали, как обращаться с оружием. В думчинских, тургеневских лесах создавались продовольственные базы».

Когда враг приблизился к Орлу, а затем к Мценску, в истребительном батальоне насчитывалось до 200 человек вооруженных бойцов. Заместителем был Петрищев В. , начальником штаба – зав. военным отделом Маховых С., хозяйственная и финансовая часть батальона была возложена на Попкова Д., Ефремова А., Каретникова Я., Озерова П.

3 октября немцы захватили Орел. Для Мценского района начался острый период. Войска Красной Армии под командованием боевого генерал-майора Д.Д. Лелюшенко, легендарного командира 6-й Гвардейской дивизии генерал-майора К. И. Петрова, боевых комиссаров Смирнова и Булатова, полковника-танкиста М. Е. Катукова, подполковника В. А. Бондарева и других военачальников, вели беспримерные бои с во много раз превосходящими силами противника 2-й танковой группой генерал-полковника Гудериана.

После ожесточенных сражений между Орлом и Мценском, где проявили беспримерный героизм танкисты Катукова капитан Гусев, ст.лейтенант Овчинников, сержант Любушкин, радист Семенчук и многие другие, наши войска 10 октября оставили Мценск и заняли оборону в районе Спасское-Лутовиново, Алябьево, Теплое, Черемошны и другие населенные пункты.

П. М. Золотухин боец истребительного батальона

С 10 по 27 октября 1941 года для истребительного батальона был самый напряженный период активных действий. Командование группы Советских войск и особенно 6-й Гвардейской дивизии (командир, генерал–майор Петров) готовились сдержать бешеный натиск врага на Московском направлении. Им нужны были полные данные о противнике на обходных путях. Тут работала не только разведка войсковая, но и истребительного батальона. «В это время войсковая разведка ни одна не возвращалась. Было решено послать несколько разведывательных групп от нас. И наш истребительный батальон активно начал эти действия. Разведка города, какие там силы противника, где штабы, где узлы обороны и т.д. Разведка в районе Моховского района и наших смежных с ним Мценских населенных пунктов».

Группа вооруженных людей под руководством секретаря райкома Петрищева вела разведку боем в районе Чахино-Гаврилец. Было уничтожено одиннадцать немецких солдат, захвачены две радиоустановки. В разведку ходили и женщины, особую активность проявили Д. Симонова, Е. Захарова, А. Кудрявцева, Л. Дмитриева, К. Новикова и многие другие. Подобных военных операций было много, сведения, для наших войск сведения оказались очень важными.

В фондах краеведческого музея есть воспоминания К. П. Новиковой: «Мценск часто подвергался бомбежкам с воздуха. 10 октября 1941 года И. Г. Суверин дал команду членам истребительного батальона быть готовым к отходу из города Мценска так как немецкие части близко подошли к городу и воинские части отступают. Разведка истребительного батальона ночью пришла в деревню Голубки. Стояла холодная погода – шел, дождь, сменившийся потом снегом. Утром 11 октября в городе уже хозайничали немцы. Из деревни Голубки наш истребительный батальон направился в село Алябьево, а затем отправился в д. Черемошны, где расположились в больнице. 15 октября товарищ Суверин дал задание – отправиться в д. Воин (Воинский санаторий) и выяснить расположение сил противника, чем занято помещение санатория.

В разведку отправились трое, путь лежал в д. Алешня, а затем в воинский сельсовет д. Воин 1. Погода была хмурая, сырая, да и одеты мы были в рваные одежды. Вечером подошли близко к шоссе д. Первый Воин, но перейти нам ее сразу не удалось, так шли сплошным потоком немецкие воинские части, шла техника. Нам пришлось всю ночь пролежать недалеко от шоссе, в стогу соломы, ожидая момента, когда можно войти в деревню, а там приступить к выполнению задания.

Н. П. Стрельников боец истребительного батальона

Утром были на месте. Не доходя санатория, мы встретили пожилую женщину, которая несла солому из скирда. Мы ее спросили, откуда она, и много ли немцев в санатории: -Сколько, я не знаю, но видела очень много разных машин, танков.

Близко к дому санатория подойти мне не удалось, около дома ходили немецкие часовые, но действительно к дому часто подъезжали автомашины, груженные ящиками (с чем я не знала) и в самом парке санатория было много военной техники. Больше из местных жителей около санатория я никого не видела.

С такими данными я возвратилась в д. Воин. Зашли в крайний дом от деревни, где разведали кто, остался в деревне из местных жителей, как ведут себя немцы.

Больше мы ничего не узнали, решили покинуть деревню и пошли в условное место, где нас ждал разведчик Приходько, ему удалось выяснить, что немцы решили использовать здание санатория под штаб.

Наша группа, узнав немного, вечером перейдя шоссе, отправилась в обратный путь д. Черемошны, куда пришли только на второй день и доложили Суверину о результатах нашего похода. Там мы увидели немецкую технику, которая потоком продвигалась по направлению к Мценску.

Через два дня командир батальона Суверин собрал совет в количестве двенадцати человек. Было решено сделать вылазку к Гаврильскому сельсовету, где предположительно в деревнях Бутики и Соборный стояли немцы.

Поздно вечером мы пришли в деревню и расположились на окраине в овраге, поросшем кустами, недалеко от здания школы, командир разведки приказал хорошенько замаскироваться и ждать его команды. Ждать пришлось долго, где-то перед рассветом, мы услышали незнакомую речь, мы поняли, к нам приближаются немцы. Мы притихли в ожидании боя и когда их подводы с нами поравнялись — раздалась команда «Огонь». Борьба длилась недолго, в результате было взято в плен два немецких офицера, документы, оружие и две лошади, на поле боя остались 6-7 немецких трупов, а многие разбежались.

А. А. Толмачева-Кудрявцева разведчица истребительного батальона

Не обошлось и в нашем отряде без потерь. Погибшего бойца похоронили наспех на окраине д. Рябиновка, а потом после освобождения Мценского района останки солдата перезахоронили в братской могиле в д. Чахино. После мы в спешке стали отступать, по направлению д. Черемошны, куда пришли, когда совсем стемнело. А там суматоха, — немцы уже близко у деревни, был отдан приказ быстро собираться и быть готовыми к отступлению.

Пленных немцев и документы сдали в воинской части. Из Черемошен направились на с. Б. Теплое Мценского района, а затем в с. Спешнево, Корсаковского района.

Позже Суверин сказал, что нужно выехать всем в город Елец, куда прибыли 8 ноября 1941 года. Здесь всех мужчин призывного возраста взяли в армию, а женщинам и мужчинам, возраст которых не достиг призывного, предложили выехать вглубь страны. Мы остановились в г. Кирсаново, Тамбовской области, куда к нам присоединились другие мценские жители. После освобождения г. Ельца, вернулись обратно.»

При отступлении наших войск истребительный батальон, продолжал борьбу с врагом, а на освобожденной территории занимались восстановлением колхозов, ремонтом техники и инвентаря. Под обстелом орудий, минометов, и самолетов, проводились сев и убока зерновых, а в зимнее время члены батальона занимались расчисткой дорог к фронту, занимались сбором теплых вещей. Люди, пострадавшие от немцев, ничего не жалели для победы над врагом.

Многие разведчики Мценского истребительного батальона за заслуги перед Родиной награждены орденами и наградами, им объявлены благодарности. Их жизнь пример верного служения Отечеству, светлая память о них должна храниться в наших сердцах.