Служил Тургенев резидентом…

Как известно каждому орловчанину, здание орловского УФСБ почти вплотную примыкает к дому, в котором родился Иван Сергеевич Тургенев.

Конечно, данный факт можно объяснить случайным совпадением или желанием чекистов разместить свой форпост в комплексе других административных зданий Орла. Однако, случайно ли такое соседство? Ведь знаменитый писатель имел к разведке самое прямое отношение.

Слухи о том, что Иван Сергеевич Тургенев являлся резидентом русской разведки, а роман с Полиной Виардо был лишь удачной легендой для него, появились в прошлом веке.

Какое можно дать объяснение тому вопиющему факту, что большую часть жизни великий русский писатель Иван Сергеевич Тургенев прожил за границей, хотя трений с властями не имел и его произведения активно печатались в России. Это все равно, как если бы наши писатели-деревенщики — Астафьев или Белов — писали свои романы в Нью-Йорке или Вермонте. Три года он прожил в Германии, затем в Париже и в поместье семьи Виардо. Кто знает, не тогда ли он, ставший уже знаменитым писателем, начал работать как заграничный военный агент Генштаба России?

Общепринятое объяснение добровольной эмиграции неземной любовью Ивана Сергеевича Тургенева к французской актрисе Полине Виардо не выдерживает критики. Хотя бы потому, что в жизни Тургенева было достаточно женщин и до, и после Виардо. Иван Сергеевич Тургенев был чиновником по особым поручениям, и занимался в Париже тем, что на современном профессиональном сленге разведчиков называется «активными мероприятиями». В его задачу входило отслеживание в зарубежной прессе всей неправдивой информации о России, а также создание благоприятного имиджа нашего государства на Западе. У него была очень большая агентура, в том числе и среди французов. Его агенты публиковали «правильные» статьи о России».

Многие обстоятельства жизни Ивана Сергеевича косвенно указывают на то, что он действительно мог работать в разведке. Как известно, великий русский писатель свободно разговаривал на пяти европейских языках. Тургенев говорил по-немецки совершенно бегло. И очень редко прибегал он к английским или французским словам, когда не мог подыскать сразу соответственного немецкого. «А как хорошо он говорил по-французски! — писал Сергей Львович Толстой, брат знаменитого писателя. — Известно, что сами французы любовались его выговором и оборотами речи». Благодаря блестящему знанию языков и образованию, Иван Сергеевич свободно общался с лучшими умами Европы. В друзьях-приятелях у него были писатели Жорж Санд, Гюстав Флобер, Эмиль Золя, Виктор Гюго, Альфонс Доде. Безусловно, при таких связях Тургенев мог влиять на общественное мнение и формировать положительный образ России в прессе!

Обширные связи у Ивана Сергеевича были и в среде русской эмиграции. «Редко можно было застать Ивана Сергеевича одного, — вспоминала писательница Александра Будзианик. — В приёмные часы всегда приходилось заставать у него одного или нескольких человек за беседой…».

«Слабость к быстрым и обширным знакомствам с самыми разнообразными людьми объясняется его скукой и сознанием одиночества», — утверждал один мемуарист. Однако можно предположить, что писатель от этих людей получал информацию, необходимую для работы. В этом смысле весьма полезна для него была и любимая Полина Виардо, которая водила дружбу со многими влиятельными людьми. В её салон в Баден-Бадене запросто приходили немецкие король Вильгельм и королева Августа, голландские и бельгийские принцы и принцессы. В Париже дом Виардо также был открыт для аристократов, политиков и интеллигенции. Безусловно, имея возможность ужинать за одним столом с такими людьми, русский писатель Иван Тургенев мог узнать много ценной информации. Безусловно, это вовсе не означает, что писатель использовал связи своей любимой женщины в корыстных целях. Тем более нет никаких поводов, чтобы сомневаться в неискренности его чувств к Полине.

Как вам известно, в 1863 году Тургенев поселился вместе с семьей Виардо в Баден-Бадене, на юге Германии. Российские аристократы XIX веке обычно любили ездить на этот роскошный курорт. Вместе с тем Баден-Баден тогда представлял собой место столкновения чуть ли не всех европейских и иных разведок. Вербовки, перевербовки, добыча информации. И все это под носом ничего не подозревающих отдыхающих.

Иван Сергеевич Тургенев был наиболее прозападным, наиболее проевропейским писателем в России, оплотом отечественного либерализма. Но он был не русскоязычным, не русофобским, а русским писателем, и значит, не мог уйти от боли народной. Как и все русские гении, Тургенев был патриотом и государственником. Не случайно, как показали архивы, именно он был резидентом русской политической разведки в Европе и служил не столько Полине Виардо, сколько России. Так что не даром памятник Ивану Сергеевичу стоит всего в трехстах метрах от памятника Феликсу Эдмундовичу.… (Косенко Данила).

Добавить комментарий

Я не робот