В Мценском краеведческом музее прошло мероприятие «Забвению не подлежит»

В краеведческом музее им. Г. Ф. Соловьева прошло мероприятие «Забвению не подлежит», посвященное дню памяти жертв политических репрессий. Ежегодно 30 октября в России отмечается эта скорбная дата. Трагедия первой половины ХХ столетия коснулась тысячи россиян, которые стали жертвами арестов, выселений и расстрелов.

Студентам университета имени Ивана Сергеевича Тургенева, научный сотрудник Марина Перекатова рассказала о трагичной странице истории нашей страны.

  • В Мценском краеведческом музее прошло мероприятие «Забвению не подлежит»
  • В Мценском краеведческом музее прошло мероприятие «Забвению не подлежит»
  • В Мценском краеведческом музее прошло мероприятие «Забвению не подлежит»

— Политические репрессии прошли в нашей стране в несколько этапов. Были подвергнуты репрессиям и миллионы пленных солдат, жертвы послевоенного «ленинградского дела», Были репрессированы артисты Русланова, Дворжецкий, Михоэлс, автор траектории будущего американского полета на луну Кондратюк, будущий руководитель советской космической программы Королев, самолетостроитель Туполев. Не боролись против власти и ни поэты Табидзе, Смеляков, Заболоцкий. Николай Гумилев — один из известных поэтов, кто был расстрелян и чье имя было под запретом.

Не обошло горе, семью известного в нашем городе краеведа, педагога Леонида Семеновича Потанина, заложившего основы школьного туризма и школьного музейного дела в городе и районе, исследователя родного края, заслуженного учителя РСФСР, почетного гражданина города Мценска.

Его отец Семен Иванович Потанин основатель династии учителей Потаниных был репрессирован по статье 58 (контрреволюционная пропаганда) 10 лет лишения свободы…, реабилитирован посмертно…

Некоторые выдержки из его редких писем:

— Голодные в оборванной одежде, изможденные похожие на тени, валили деревья, кирками и лопатами долбили гранит, гатили болота, укладывали рельсы и шпалы. И над каждым, как выстрел конвоира, висел план, дневная норма выработки — кубометры леса, кубы грунта, при не выполнении нормы урезали паек, а значит, заключенного ожидает медленная голодная смерть, и издевательства лагерного начальства.

Бывали случаи, когда ослабевших заключенных, не справившихся с дневной нормой, обвиняли в саботаже и расстреливали без суда. Доведенные до отчаяния, сломленные морально и физически, некоторые кончали с собой. Часто на лагерных лесосеках находили трупы повесившихся на дереве или полураздетых замерзших в снегу заключенных.

Из дальнейших писем Семена Ивановича семья узнает о том, что здоровье Семена Ивановича сильно пошатнулось. А затем он пишет о нахождение в лазарете:

— Бревенчатые низкие бараки, с маленькими окнами. Вокруг забор со сторожевыми башнями и вооруженными «вохравцами» наверху. Грязный, темный, натопленный барак. Нары в два яруса узкий проход между ними. На нарах, покрытые каким-то тряпьем, заросшие небритой щетиной лица, серые, изможденные, только кожа да кости, с потухшим взглядом люди.
Они оживляются только тогда, когда в барак в бадейке приносят баланду.

Иные обитатели давно уже не встают. Другие бесцельно как тени движутся по двору. Украдкой подбираются к помойке и роются в ней в поисках чего-нибудь съестного. Это так называемый лазарет, куда переводят больных «доходяг» — обессиливших от голода, заключенных умирать.

16 апреля 1944 года Семена Леонидовича не стало. И это было последнее письмо из ГУЛАГА. На маленьком клочке оберточной бумаги. Почти 20 лет потребовалось, чтобы восстановить доброе имя человека, безвинно погибшего за колючей проволокой ГУЛАГА!

Жертвами репрессий стали миллионы людей, это страшное явление в нашей стране коснулось многих семей. 30 октября — напоминание нам о трагических страницах в истории страны, когда тысячи людей были необоснованно подвергнуты репрессиям, обвинены в преступлениях, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку и на спецпоселения, лишены жизни.

Добавить комментарий

Я не робот