Мценск в составе русского централизованного государства

Мценск стал пограничной московской крепостью, имевшей важное стратегическое значение в защите юга государства от набегов татар. Между татарскими землями и русскими землями находилось незаселённое пространство – Дикое поле. Границей служила река Ока. В Диком поле были протоптаны дороги, которыми татары шли в набеги из Крыма – Муравский, Изюмский, Калмиусский и Свиной шляхи. Татары жгли города и селения, грабили имущество, уводили в плен женщин и детей. Оборону против них во Мценске должны были организовывать назначенные из Москвы воеводы. В 1550, 1553 и 1554 гг. воеводой Мценска был Данило Семёнович Одоевский. Он деятельно занимался ремонтом укреплений, с помощью летучих станиц поддерживал связь с гарнизонами Болхова, Козельска и сторожевым полком Тулы.

Станицы представляли собой небольшие отряды, которые разъезжали по определённым маршрутам, в соответствии со специальным приказом – «росписью». Узнав о приближении татар, станичники давали дымовые сигналы со специальных вышек с заранее заготовленным хворостом. Увидев дымы, городская стража поднимала тревогу. Рассылались гонцы для предупреждения населения, которое спешило укрыться в крепости. Гарнизон приводился в боевую готовность. Также на Пафнутьевской (Большой Курской) дороге город держал дополнительное охранное войско возле села Собакино.

Репродукция с картины С.В. Иванова «На сторожевой границе»

В Разрядной книге за 1556 год записано: «Во Мценску воевода Данило Федорович Адашев да Григорей Жолобов сын Пушечников». Данила Адашев – родной брат любимца Ивана Грозного Алексея Адашева. В молодости был одним из ближайших придворных царя, но потом пошёл на военную службу. Участвовал в осаде и взятии Казани, основании города Свияжска. В июле 1556 года Данила Адашев служил ещё в Мценске, а в октябре уже отправился в Ливонию воеводой передового полка. Он активно способствовал взятию Нарвы, Сыренска, Керепети и Курславля. В феврале 1559 года Адашева на- значили первым воеводой большого полка и отправили в поход против крымских татар, который закончился для него большой славой. В следующем году он вернулся в Ливонию, где участвовал во взятии Феллина и в поражении бывшего магистра Фюрстенберга под Виттенштейном. Вскоре братья Адашевы попали в опалу. В 1561 году Данила Адашев был казнён вместе со своим сыном.

В 1557 г. воеводой на короткое время стал князь Михаил Петрович Репнин, отличившийся позже в Ливонской войне и убитый по приказу Ивана Грозного прямо в церкви, возле алтаря, во время чтения Евангелия. В 1558 гг. в Мценске воеводой был Василий Андреевич Бутурлин, впоследствии неоднократно прославившийся в походах против литовцев и крымских татар.

В марте 1559 г. должность воеводы в Мценске совсем недолго исполнял известный противник Ивана Грозного Андрей Михайлович Курбский (1528 – 1583). Участник Казанских походов, член Избранной рады, воевода в Ливонской войне, он бежал в Литву, опасаясь смерти после падения А. Адашева, к которому был близок. Курбский известен как автор «Истории о великом князе Московском» и нескольких посланий к Грозному, где он критикует деспотизм царя.

В 1562 г. мценский гарнизон под руководством воеводы Фёдора Ивановича Хрипунова – Татева отбил нападение войска хана Девлет – Гирея и его сыновей. Считавшийся удачливым полководцем, Девлет – Гирей в набеге этого года, казалось, подтверждал общепринятое мнение. Его люди взяли очень много пленников и награбили изрядное количество разного добра. Один из приближённых хана, уже бывавший в наших местах, пытался отговорить своего господина идти под стены Мценска, но был сочтён трусом и приговорён к казни. Первыми к городу подошли сыновья хана. Они стояли под стенами посада два дня, а потом приблизились вплотную. Воевода Хрипунов – Татев сделал вылазку из города, отбил попытку поджечь посад и взял «языков» (людей, у которых можно узнать сведения о враге). На следующий день подоспел со своими силами сам Девлет – Гирей. Он целый день пытался взять город, но не смог и на следующий день ушёл. После этого хан запретил упоминать город в своём присутствии и даже грозился уничтожить его, но в исполнение своей угрозы так и не привёл.

1562 – 1563 гг. воеводой во Мценске служил Василий Васильевич Волк Ростовский, герой Ливонской войны, участвовавший во взятии Тарваста.

В 1564 и 1565 гг. его сменил Фёдор Фёдорович Нагой. Из Мценска он под начальством князя Серебряного ходил походом в Литву. В 1581 г. Нагой стал тестем царя Ивана Грозного. После его смерти Фёдор Фёдорович со своей дочерью и её сыном царевичем Дмитрием был отправлен в Углич. Обвинённый в гибели царевича, после долгого следствия попал в ссылку, где и умер.

В 1583 г. воеводой Мценска был Василий Андреевич Звенигородский, отличавшийся хозяйственной сметкой. При нём крепостные склады всегда были полны припасами, так как он покровительствовал сельскому хозяйству и торговле. Впоследствии, будучи воеводой Двинской земли, он оставил её первое описание. Был ответственным за строительство Смоленской крепости.

Репродукция с картины С.В. Иванова «Смотр служилых людей»

О конце его жизни сообщает «Двинский летописец»: «Князь Василий Звенигородский в иноческом чину преименован Варлаам, и в схиме преставися в Соловецком монастыре, и погребен у Чудотворцев Святых Зосимы и Савватия в церкви на северной стране».32 В 1588 г. мценскими воеводами были Семён Григорьевич Звенигородский, который «денно и нощно пекся о граде своём», и Василий Игнатович Колтовский. В следующем году с титулом наместника брянского князь Звенигородский был отправлен послом в Грузию. В 1598 г. он признал восшествие на престол Бориса Годунова. В Смутное время стал приближённым Лжедмитрия II (Тушинского вора). В 1610 г. его уже не было в живых.

В том же 1588 г. году мценским воеводой стал Фёдор Александрович Мосальский – Гладыш. Он содержал крепость в таком порядке, что во время одного из набегов татар велел беспрепятственно пропустить лазутчиков к городу. Убедившись в его неприступности, татары ушли от Мценска.